Google+ Followers

Thursday, 31 October 2013

Все завтрашние вечеринки давно минувших дней

"...If I could make the world as 
pure and strange as what I see, 
I'd put you in a mirror 
I put in front of me..."

Новость о его смерти, естественно, пришла из соцсетей. Кэт Оде отписалась у меня на стенке, я несколько секунд тупо пялилась на надпись "Лу Рид умер", многоточие, три обратных смайла. Полезла в прессу, начала понимать, что да, умер, что я не совсем понимаю, что мне по этому поводу чувствовать. Просто потому, что все, что с его музыкой, c Velvets, c его сольниками для меня связано, начало умирать уже очень, очень давно, но окончательно умрет только вместе со мной даже в случае, если я взберусь на кафедру одного из Парижских или Нью-Йоркских университетов, займу место спутницы жизни какого-нибудь в меру достопочтенного буржуа, или умру, допустим, одинокой и слегка пьющей филологической девой, окруженной котами и недоделанными переводами...Да в любом случае, только вместе со мной.
И имя этому чему-то - панк. Панк для тех, кто уже изначально, исходя из условий задачи, в девятом классе своем чуть слишком literate. Для тех, чье недовольство было слишком велико и слишком трудноизъяснимо, кто следующие несколько лет метался между высшей сложностью и тупым наслаждением, кто как-то так, сам для себя понял, что анатомия - не судьба, что ни от семьи, ни от общества, ни от государства, ни от болезного райка отроческих любовей, ни от группки упоротых неформалов у рок-магазина на Лиговке не стоит ждать тех формулировок, которые придутся к месту и в пору. И, как справедливо было замечено, что "нет никакого мы".

И это не тот панк, который выдуривается с возрастом. С возрастом он, блин, просто становится сложней.
Нет, конечно-конечно, банановый альбом (читай, треки из него в плейлисте в контактике) - это лучший саундтрек к предсказуемым наслаждениям и страданиям в меру просвещенного, раскрепощенного (скорее всего, парой дорожек скорости) тинейджера, а записи типа Metal Machine Music я по собственной воле возьмусь переслушивать вряд ли, и, как верно замечают герои Trainspotting'а, большинство его сольных работ уступают по качеству альбомам the Velvet Underground или спродюссированному Боуи и Ронсоном Transformer.
Но эти злые, ироничные, абсолютно непристойные ("but she never lost her head...even when she was giving head") песенки, среди которых притаились несколько нежнейших и пронзительных шедевров любовной лирики - Pale Blue Eyes, Perfect Day, Magic and Loss, Stephanie Says...
А еще - сюрная Lady Godiva's Operation, и созданная в соавторстве с еще более высоколобым Джоном Кейлом Trouble with classicists (серьезно, c изучения текста этой песни надо бы начинать любой курс по эстетической теории в каждом уважающем себя вузе)...
Но это все сегодня, а 27 октября я почему-то открыла личные сообщения и написала старому приятелю, которого не видела лет двести и, мне кажется, еще двести лет не увижу, и написала:
"Лу Рид умер, чувак"
"Да, знаю. Отстой."

No comments:

Post a Comment